Русь и Европа

В этой статье нет точных фактов про конкретную историю Руси. Здесь обобщения и рассуждения на фоне общеизвестных фактов. Это попытка объяснить читателям, да и самому себе, еще раз, почему Русь и Европа такие разные, и в чем именно эта разница.

В силу причин чисто географических, русский народ на протяжении веков жил на границе «культурного мира». «За спиной» у русских стояла «культурная» Европа – густо заселенная, с относительно хорошо освоенным природным пространством (леса сведены и распаханы под поля, дороги получше и т.п.) и жестокой борьбой за жизненные ресурсы между людьми – как между государствами, обществами, так и внутри каждого общества. Европейцам в бОльшей степени присущ эгоизм и конкуренция между индивидами. Борьба за существование видится им, в первую очередь, как конкурентная борьба за блага между людьми.

В то же время, Русь находилась на границе «окультуренного» мира. Континентальный климат – летом жарче, зимой холоднее. Более суровый климат требовал более теплого жилья и гораздо бОльших затрат на то, чтобы просто не умереть от голода и холода. Затраты русского человека на элементарное выживание в несколько раз превышали затраты на выживание у жителя Италии, Франции, Германии, да даже Норвегии и Швеции (их тоже согревает Гольфстрим). В таких условиях, при одинаковом уровне развития средств производства, не только на обеспечение выживания, но и на любое дальнейшее развитие производительных сил на Руси требовалось затрачивать бОльше ресурсов, чем на Западе. Экономика Руси, следовательно, неизбежно развивалась медленнее, чем на Западе. Борьба за существование для русского была, в первую очередь, не борьбой с другими людьми за ресурсы, а борьбой с суровой природой, шире – с внешними силами вообще. В отношениях же с людьми внутри общества главное место занимал коллективизм, взаимовыручка.

Перед русскими всегда был простор – огромное количество неосвоенных, «диких» (точнее, не заселенных землепашцами, а потому пригодных для колонизации) земель. Поэтому, при росте численности населения, вопрос вставал в первую очередь о дальнейшей колонизации, и только потом – о более интенсивном использовании уже освоенных земель. В то время, как Русь прокладывала новые пути, строила новые города, сводила дикий лес и распахивала целину, Европа задыхалась от перенаселения, от нехватки плодородной земли, при неурожаях – от элементрного голода. Упрощая, можно сказать – Европа, развиваясь, искала способы получить бОльше урожая с имеющейся земли (интенсивное развитие), а Русь, развиваясь – искала способы расширится – распахать новые площади (экстенсивное развитие).

На протяжении столетий для русского человека конкуренция за место под солнцем с другими людьми была на втором месте. На первом месте была борьба с природой, борьба за освоение новых пространств и за выживание в новых, еще более суровых условиях. Можно относительно комфортно существовать в одиночку в уже освоенном, «окультуроенном» мире. Но успешно бороться с суровой природой удобнее было большим коллективом – артелью, соседской общиной. Да, борьба с дикой природой, конечно же, включала в себя борьбу с «дикими» народностями, эту природу населявшими. Кочевники, заселявшие степи и охотники заселявшие леса, были для русских-колонизаторов частью враждебной природы. Часто они воспринимались русскими как враждебные силы, столь же (а то и более) опасные, как дикие звери, мороз или засуха. Но никогда они не воспринимались, как конкуренты за место под солнцем.

Русский землепашец был, как минимум, не менее эффективен в добывании пищи и выживании, чем любой «коренной житель» - кочевник или охотник. Поэтому русским, обычно, не было необходимости при колонизации уничтожать местное население или насильственно его ассимилировать. Русские не боялись конкуренции. Кроме того, как только «коренные жители» освоенных русскими земель замирялись – переставали воевать, как-то входили в круг «своих», их начинали воспринимать как таких же (скорее «почти таких же», но странных, чуднЫх) членов русского мира. А конкуренция внутри своего мира, со своими, опять же у русских всегда была на втором месте. На первом – борьба с внешними силами, с внешним врагом.

Итак, Русь, в силу своих пограничных свойств, постепенно расширялась на восток, север, юг – покоряя природу и живущие с ней в симбиозе нецивилизованные народы. Освоенная природа и «освоенные» народы становились своими. Русские покоряли их, строя дома – от мороза, колодцы – от засухи, крепости – остроги – от бунтов «коренного населения». И в то же время, русские приспосабливались, приноравливались – к новому климату, к новой природе, к новым соседям. Изучали новые погодные приметы (в каждом регионе они – разные). Искали применение новым растениям и животным. Изучали язык и обычаи коренных народов (не ради сохранения их культуры, что вы, – это удел ученых – простые люди изучали соседей чтобы успешнее торговать, чтобы всяческую пользу получать со своих чуднЫх соседей – прагматичное, практическое отношение к жизни простого народа).

Такой была ситуация в 8-9 веках, в ходе заселения новых земель в Восточной Европе, такой она оставалась и в 18-19 веках, в ходе заселения и освоения Азии. Сквозь все изменения, сложности и переплетения исторических судеб, Русь на протяжении как минимум тысячи лет шла именно этим путем – экстенсивное развитие путем освоения «диких» пространств, при помощи коллективных усилий общества. Этот путь был нам предопределен географически. Просто в силу того, что Русь находилась на границе освоенного земледельцами мира (редкие «оазисы» земледелия на пути русского продвижения на восток погоды не делали), а колонизация в прошедшем тысячелетии была в первую очередь, аграрной, земледельческой. Аграрным было и большинство населения земли. Ситуация изменилась только в 20 веке, в связи со всеобщей урбанизацией.

Именно этот тысячелетний исторический путь, этот вектор развития задал основные стереотипы поведения русского человека, основные черты русского национального характера. Это коллективизм – признание главенства интересов общества над интересами личности. Русский идеал эффективного деятеля – не тот, кто лично обогатился, а тот, кто много сделал для общего блага. Русский человек готов помогать нуждающимся, попавшим в беду. Именно эта готовность помогала обществу и каждому индивиду выжить в тяжелых природных условиях.

Русский человек терпим к инородцам, если они не мешают ему и обществу, т.к. конкуренции со стороны инородцев он не боится, а природных ресурсов для освоения раньше в России хватало на всех. В то же время, были случаи, когда инородцы в ходе колонизации безжалостно истреблялись или даже полностью уничтожались. Это происходило лишь в том случае, когда русские в силу каких-то причин воспринимали иных как нечто совершенно чуждое, враждебное и не способное влиться в стремящийся к расширению русский мир, как нечто опасное и мешающее дальнейшему развитию общества. Так пропалывают огород от сорняков, охраняя полезные растения, истребляют диких волков, охраняя стада. В таких действиях нет ненависти к сорнякам или к волкам, но есть обычное рациональное желание уничтожить внешнюю угрозу всему тому, что полезно. Это было рациональное преобразование, освоение новых пространств. В то же время, бОльшая часть «инородцев», т.е. нерусских, живших в на освоенной русскими территории, могла чувствовать себя в безопасности. Сотни малых народов, живущих на территориях, вошедших в состав российского государства, веками живя внутри России, охраняли свою национальную самобытность, свои национальные языки, свои традиции и обычаи, свою национальную религию. (Хотя с религией не все так просто – инородцев-язычников правительство стремилось окрестить, пусть даже и насильственно, однако, окрещенные, сохраняли, все-таки, и свои народные традиции и свой национальный язык).

  • Русь. 13 век.
    13 век был для Руси веком потрясений. На начало века пришелся первый э ...

Источник: http://partizandr.ru

  • Древняя Русь
  • Книги
  • Методики
  • Печать
  • Правители Руси
  • Православие
  • Шрифты
  • © 2004 Печатный-Двор.SU. Правила копирования | Контакты