Патриотизм, национализм и история.

Общим местом многих рассуждений и статей уже давно считается, что история должна воспитывать патриотизм. Я считаю, что воспитание патриотизма при помощи истории это преступление и против истории, и против патриотизма. Впрочем, сначала стоит разобраться в терминах.

Что такое история, как наука, я уже писал. Теперь немного о том, что такое патриотизм. Вроде бы это любовь к родине. Только почему то, говоря «Родина» многие имеют ввиду государство. В России чтобы любить государство надо быть, по моему, каким-то особо извращенным мазохистом. Когда я слышу или читаю всяческие заклинания вроде «история должна воспитывать патриотизм», то мне очень хочется сразу уточнить, что же именно подразумавает «заклинатель» под «патриотизмом». Как правило, подразумевается именно «государственный патриотизм» – в смысле – воспитание в людях любви к государству. Но, давайте отдавать себе отчет в том, что, говоря – «история доложна воспитывать патриотизм у народа», всякого рода государственные мужи, как правило, имеют ввиду, «пропаганда должна воспитывать у былдла любовь к государству (т.е. к ним, государственным мужам)» .

Вот не нравится мне российское государство. Оно, мягко говоря, несовершенно. Я понимаю, что другого государства у русских сейчас нет, и смиряюсь с ним как с неизбежным злом, надеясь, что в ближайшем будущем это государство все-таки изменится в лучшую сторону или уже таки рухнет, чтобы освободить место для чего-то более дружелюбного к людям. Я почему-то до сих пор надеюсь, что эти изменения в лучшую сторону произойдут, причем эволюционным, а не революционным путем. Ну, такой вот я оптимист… Но даже если абстрагироваться от многих неприятных черт сегодняшнего нашего государства – Российской Федерации, даже если рассматривать любовь к государству вообще, как абстрактную идею… Мне представляется, что такая любовь есть нечто нездоровое, и вот почему:

Государство это вовсе не конкретные люди. Это организация, система взаимоотношений. И каждый входящий в эту систему человек превращается в шестеренку, в винтик государственной машины. Вот отбщаешься с ним, как с человеком – все нормально – хороший, разумный, душевный человек. Обратишься к нему как к чиновнику, а он уже совсем другой – не обижайтесь на него – это не он вас послал на три буквы, это государство в его лице. Нет, взятки чиновник берет и наши с вами денежки «пилит», как раз как частное лицо. Это оттого что лично он жлоб и подонок, а государственная система построена так несовершенно, что дает ему возможность наживаться пия кровушку сограждан… Но вот случится чудо, одолеем мы когда-нибудь коррупцию, и что же, государство обретет человеческое лицо? Ничего подобного. Это сейчас, у современого коррупционного российского государства лицо слишком человеческое – государство позволяет своим винтикам проявлять человеческие качества. Вот они и проявляют худшие, как правило, человеческие качества. И единтвенный путь к уничтожению или минимизации коррупции – убрать из управления государством человеческий фактор, ограничить мелких чиновников (винтики гос. машины) системой контроля и жесткими инструкциями. А лучше вообще большинство к чертям разогнать, и оставить вместо государственных контор специальные компьютеры для написания бумажек и выдачи справок (к сожалению бОльшая часть деятельности нашего государства это именно выдача бумажек и справок).

Но вот построили мы идеальное государство: все компьютеризировано, чиновников очень мало и все их действия строго подчинены инструкции и абсолютно прозрачны – все под контролем общественности. Все довольны, все смеются… И что же, обязательно надо любить такое хорошо работающее, удобное государство? По моему, не надо. Это все равно, что любить исправный водопровод, или там канализацию. Эти вещи нам нужны. Просто жизненно необходимы. Но это МЕРТВЫЕ вещи. ИНСТРУМЕНТЫ.

Вот и государство, даже если оно будет самым эффективным и замечательным – это всего лишь инструмент, мертвая вещь. А любить надо что-то живое – людей, природу. А канализацию надо чистить периодически, и водопровод, и государство – чтобы они исправно и эффективно работали нам на пользу.

Есть еще любовь к своему хутору, к родному городу. Это все хорошо и совершенно естественно, но, в наше время, все-таки мелковато. Это так называемый
«местечковый патриотизм». Он есть у каждого здорового человека. Он был достаточен для выживания общества еще в раннем средневековье. Однако мир все более усложнялся обрастая многочисленными связями и взаимозависимостями. И уже в 16 веке набег крымчаков на Рязань причинял ощутимый каждому вред не только рязанцам, но и тверичам, и владимирцам. И с развитием технологий и общественных отношений общегосударственный патриотизм был все нужнее. Страна во все большей степени являлась единым целым и, как и любой сложный организм, нуждалась в любви и бескорыстной поддержке составлявших ее людей.

Уже в конце 15 века появился «государственный заказ», на «государственный патриотизм», т.е. на пропаганду среди населения любви к государю и его слугам. На протяжении всей истории России власти просто таки требовали, вымогали у народа любовь, всячески пытаясь ее «воспитывать» при помощи кнута и пряника. Это было обычной практикой и в России и в других странах. Внимательно изучая историю видишь это со всей отчетливостью. На протяжении по крайней мере последних пяти столетий истории (а во многих странах и гораздо раньше) практически все государства буквально домогались любви своих подданных, как маньяк-насильник домогается любви у своей несчастной жертвы, зажав ее в темном углу и приставив нож к горлу.

Государственная власть это всегда насилие. Я прекрасно понимаю, что без государства будет еще хуже, и что насилие со стороны государства, это не только способ подавления несогласных и удержания власти – это еще и способ защиты простых мирных граждан от неорганизованного насилия отдельных личностей, и от организованного насилия соседних государств. Но есть такая пословица – «насильно мил не будешь». Государство требует от нас любви, вымогает у нас эту любовь. И, на данном этапе развития человеческого общества, ничего тут не поделаешь. Остается только, как в известном анекдоте, «расслабится и получать удовольствие».

Государство это неизбежное зло. Но, как мне кажется, любить государство совершенно не обязательно. Такая любовь, скорее, психологическое отклонение, чем норма. Кроме того – можно ведь любить не государство, как систему – можно просто любить свою страну. Ту самую, в которой вырос, которую понимаешь. Собственно, патриотизм еще в 19 веке и понимался, как любовь и преданность вере, царю и ОТЕЧЕСТВУ, т.е. своей стране. Правда с тех пор наша страна несколько раз переменялась самым критическим образом. Причем дважды в 20 веке, в 1917 и 1991 годах это произошло с полным выворачиванием наизнанку всех предыдущих ценностей и смыслов этой самой страны.

Вот я родился в 1973 году и вырос в СССР. И я действительно помню много хорошего и много плохого из жизни моей родины – СССР. Любить СССР я не могу, даже сейчас, спустя годы, хотя память сглаживает острые углы и неприятные воспоминания, а все романтические и радостное сохраняет и старательно выпячивает. Но и любить Российскую Федерацию – не получается. Она у меня рассыпается в руках, расплывается перед мысленным взором. А если и персонифицируется во что-то, то это «что-то» имеет отрицательную окраску.

К черту официальные формальные названия, – скажете вы. Надо любить Россию. Не взирая на названия и обстоятельства!

Я согласился бы, но давайтие уточним – какую именно Россию? Россию в каких границах? 1992 года? Или 1914? Или 1985? Я, например, не могу любить только тот географический огрызок, которым является Россия сейчас. Я и Белорусию люблю, и Украину, и Казахстан, и Грузию, и Абхазию. Все те места, где я побывал, и все те, откуда были или есть мои друзья – все это моя Родина. Все это есть в моей памяти, и пока я жив, у меня это никто не отнимет. Но сейчас, когда все это разделено гос. границами, и когда всеми этими кусками моей Родины заправляют разные, порой совершенно мне не симпатичные компании, что хорошего, позитивного я могу сделать для этой своей, географически разорванной Родины? Призывать всех к священной войне за ее объединение? Боюсь, что в этой войне одним моим друзьям придется стрелять в других моих друзей, а наживаться будут все те же, разорвавшие мою Родину подонки. И будет ли кому-то (кроме политиков, воров и бандитов всех мастей) хорошо от такой войны за воссоединение нашей общей Родины?

У русского человека за прошедшее столетие так часто выбивали родину из-под ног, что впору бы отчаяться. Но давайте, однако, вспомним о коренном, изначальном смысле слова «патриотизм». Это слово происходит от латинского «pater»- отец. Патриотизм в исконном, самом живом и природном смысле этого слова это любовь к своим родителям, к дедам и прадедам, ко всем своим предкам. Интересно, что почитание предков это основа множества древних, природных, языческих культов (это свойственно не только славянскому язычеству, но и большинству других языческих культов).

В нынешнем мире, где государственные границы все более условны, а связь между людьми осуществляется уже почти мгновенно, при помощи массы технических приспособлений, любовь разлита в эфире, она «идет по проводам» (как, впрочем, и ненависть, и глупость и все другие проявления сложной человеческой психики). И мне кажется, что сейчас наиболее вменяемым является понимание патриотизма, как любви к своему народу. Я русский, и люблю русских людей, где бы они не жили. Хоть в Москве, хоть в Киргизии, хоть в Калифорнии.

В свое время Гитлер говорил о «Великой Германии», утверждая, что «Германия везде, где живут немцы». Причем имелось ввиду именно распространение власти германского государства – «Третьего Рейха» на все те территории, где проживают немцы. Немецкие нацисты смешали понятия народа и государства, и это привело немецкий народ и весь мир к ужасной трагедии второй мировой войны.

Я считаю, что Великая Россия везде, где живут русские. Но государство здесь ни при чем. Я говорю о народе. Великая Россия в сердце каждого из нас. Волею судеб многие русские сейчас разбросаны по огромной территории. Но мы можем быть вместе, можем быть заодно. никто кроме нас самих не может нас разделить. Сейчас для того, чтобы быть «рядом» не обязательно жить в одном месте. Мир становится мобильным. С этим ничего нельзя уже сделать. Пока мы живы – весь этот мир наш. Он будет нашим и дальше, С каждым годом он будет все более дружелюбен для нас, будет все более нам подвластен, если только мы не отречемся от Великой России в своем сердце, от своих предков, от своих братьев и сестер, где бы они не жили – от самих себя.

Но для того, чтобы быть патриотом недостаточно просто любви. Нужны еще и активные действия. Собственно, патриотизм, это не просто любовь к какому-то народу, стране. Это сознательная «бескорыстная» деятельность на благо этому народу, стране. Бескорыстная в кавычках, т.к., на самом деле, в этой деятельности есть корысть. Но это такая корысть, как корысть родителя помогающего своему ребенку, корысть человека, который защищает своего брата. Я помогаю тому, что для меня свое, родное. И в этом смысле патриотизм это не совсем бескорыстие. Вся корысть заключается в том, чтобы то, что ты любишь и ценишь жило и процветало. Но, в то же время, патриотизм это бескорыстная помощь своей стране и своему народу – не за деньги или иную материальную награду, не ради каких-то почестей и славы, а ради самой страны, ради самого народа. Пока есть такой патриотизм хотя бы в небольшой части общества – жив народ, жива страна. Не будет такого патриотизма – не будет ни страны, ни народа. Будет только скопище одинокийх эгоистов, потерявшихся в пространстве и времени.


Источник: http://partizandr.ru

  • Древняя Русь
  • Книги
  • Методики
  • Печать
  • Правители Руси
  • Православие
  • Шрифты
  • © 2004 Печатный-Двор.SU. Правила копирования | Контакты