Норманская теория.

Вот не хотел касаться этой скользкой теории, но постоянные отсылы к ней просто мешают работать. Напишу тут, и всех несогласных буду тыкать сюда, чтобы больше нигде по поводу этого бреда разговоров не разводить.

Вот цитата из Википедии: «Норманская теория (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг ЭТНТЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ разгорелись основные споры, временами усиленные политической идеологизацией.»

По простому говоря, норманисты утверждают, что летописные «варяги» это всегда и везде шведы (или, в боле широкой трактовке – какие-то скандинавы вообще ). На самом деле летопись говорит: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы». Здесь варяги стоят рядом со шведами, значит, они НЕ шведы.

Л.С. Кленйн, один из самых активных сейчас норманистов в научной среде, часто публикуемый в интернете, говорит: «Но посмотрим на тот ряд, в который поставлены варяги: шведы, норманны (урмане — т.е. норвежцы), англы, готландцы. Ни одного славянского племени — сплошь скандинавы и близкие к ним по языку и обычаям англы (германцы). В таком выражении варяги могут быть частью шведов (не состоявшей под властью шведского конунга), фризами, датчанами и т.п., но никак не славянами.»

Вот я не понимаю этой логики. Не понимаю совершенно, почему в таком выражении «варяги – русь» не могут быть славянами?

Приведу пример: вот ведомость на получение зарплаты: Курманбеков, Курманбаев, Курманкулов, Клейн. По нормальной логике, из этого списка следует, что Клейн это не Курманбеков, не Курманбаев и не Курманкулов. По логике Клейна из этого списка следует, что Клейн и есть… Курманкулов, только беспартийный, к примеру. Мало того, из этого же списка, по его же логике, следует, что Клейн – выходец из средней Азии, как и обладатели 3-х других фамилий, имеющих тюркское происхождение. (На самом-то деле он известный питерский ученый, и все это знают, также как всем известно, что русские – не шведы и не датчане). Но ведь он назван в их числе, значит он такой же, как они, тоже из Средней Азии, а не из Питера!..

По нормальной, не Клейновской логике из этого списка-ведомости следует только то, что этих людей по каким-то причинам занесли в один список. Например, в одной кассе они гонорар получали… Мало того, никак нельзя проверить достоверность этой ведомости. Ее кто-то видел 300 лет назад, а мне по памяти пересказал. Ну, примерно так, как пересказал кто-то летописцу в 12 веке легенду о призвании варягов… Если применять логику норманистов к реальной жизни то повсюду мы будем получать такой театр абсурда.

«И за каким это морем располагаются западные славяне? За Варяжским — Балтийским, в этом все согласны. Но антинорманисты полагают, что, так как к приморским славянам ходили морем, то и они «за морем». Резонно. Однако, надо полагать, и в летописное время различали тех, кто живет за соседними ляхами и к кому ходят каботажным плаваньем, от тех, к кому добираются только через открытое море.» – пишет тот же Л.С. Клейн. Пишет так, будто мелководная Балтика это Тихий океан, в котором действительно есть принципиальная разница между каботажным и трансокеанским плаванием. Не убедительно, по-моему. Мало того, и до тех и до других, действительно добирались морем. Сухопутного пути в 9 веке просто не было – сплошные леса и болота, а не асфальтированные дороги, как сейчас. Так что действительно, для Клейна сейчас разница есть – для них тогда не было – то и другое – за морем.

Далее тот же Клейн пишет «Само название «варяги» является лингвистически точной передачей скандинавского слова «варинг», а слово это у скандинавов образовано от корня «вар» («клятва, присяга») с германским суффиксом «-инг-», проникло и к византийцам, означая воинов-наемников с севера.»

Но даже если с лингвистической точки зрения это построение безупречно, то оно абсолютно ничего не доказывает. Ведь та же Повесть Временных лет (ПВЛ) сообщает, что варягами, кроме руси были также шведы, норманы, англы, готландцы. Так что ничего удивительного нет в том, что само слово варяг – веринг имеет германское происхождение. Однако из этого вовсе не следует, что русь – это шведы или иное германоязычное племя.

«Скандинавские саги не знают ничего из восточно-славянского мира до Владимира, до рубежа X-XI веков — ни хазар, ни половцев, ни имен князей, даже Рюрика не знают» – утверждают противники норманизма. «Всё не так категорично» – утверждает Клейн. – «Саги знают только то, что приносили вернувшиеся из Гардарики воины. Значит, до рубежа веков в основном не возвращались, оседали там.» – Опять полный бред и отсутствие логики. Целое племя, переселившееся из своей страны в другую, чтобы ПРАВИТЬ, должно было уже самим фактом такого переселения оставить о себе память. Мало того, поселившись на новом месте, они неизбежно сохранили бы связи, как личные, так и экономические, политические, со своими прежними соседями. Такие связи Новгорода с балтийскими славянами зафиксированы археологически и документально. А сведения о переселении руси – славяноязычных варягов на территорию Новгородской земли зафиксированы в летописях. И нигде не сказано об их германоязычности. В скандинавских сагах ни скандинавское племя русь, ни его переселение в Восточную Европу не зафиксированы.

Мало того, ПВЛ прямо указывает на то, что славянский язык и язык варягов-руси – одно и то же. Т.е. летопись сообщает, что призванный князь и его окружение говорили на том же языке, что и призвавшие их славяне. Мало того, никому и в голову бы не пришла бредовая идея добровольно призывать к себе властвовать иноязычного князя и его войско… Почитайте, например, Русскую Правду младшего извода (записанные в 10-11 вв. племенные обычаи и законы – нормой права, только не записанной, они были и в более ранний период). И представьте потом, что судить по этим законам будет князь-скандинав, не знающий славянского языка (или хотя бы плохо его знающий). Представьте, как будут взаимодействовать с местным славянским населением княжеские воины – не знающие славянского языка. Что будет, если по славянскому городу будут гулять вооруженные «хозяева жизни» княжеские воины – не славяне. Один из них захочет что-нибудь купить (о качестве товара спросит, начнет торговаться), другой, со вполне определенными намерениями захочет познакомится с миловидной селянкой, третий просто толкнет кого-нибудь ненароком. А уж неправый суд иноязычного, и, как минимум, недопонимающего всех нюансов князя неизбежно привел бы ко всеобщему возмущению народа.

Новгородская первая летопись, описывая призвание Рюрика и варягов сообщает, в том числе: «И сказали себе: «князя поищем, чтобы владел нами и рядил нас по праву»». Рядил по праву, то есть судил, разрешал спорные ситуации в соответствии с законом. Не знающий в совершенстве славянского языка князь просто не мог «рядить по праву» славян. Призвали «из варягов» именно такого князя, который был в состоянии рядить по праву, т.е. знал славянский язык. Это напрямую следует из летописи.

Вот случай, когда иноязычные, по всей видимости варяги долго (несколько месяцев) жили в Новгороде. О нем сообщает Новгородская Первая летопись. В 1015 г. Ярослав прекратил выплачивать дань с Новгорода своему отцу Владимиру. Владимир хотел пойти на него в поход. «Ярослав же посла за море, приведе Варягы, бояся отца своего». Эти варяги не были, видимо, славянами, т.к. просто их присутствие в Новгороде вызвало многочисленные конфликты: «В Новегороде же тогда Ярослав кормяше Варяг много, бояся рати; и начата Варязи насилие деяти на мужатых женах. Ркоша новгородци: «сего мы насилья не можем смотрити»; и собрашася в нощь, исекоша Варягы в Поромоне дворе;» А ведь эти злосчастные варяги жили в Новгороде не более года. Точно такая же судьба ждала бы Рюрика и его воинов, если бы они не были своими варягами – одного со славянами языка и обычая. Года бы он и его войско живыми не проходили.

Вот как относился к варягам первый упоминающийся в скандинавских сагах (то есть, видимо, первый нанявший варягов-скандинавов) русский князь – Владимир. Владимир нанял варягов «за морем» для войны за Киев. После взятия Киева «сказали Варязи Владимиру: «се град наш, мы взяли его, и хотим взять окуп на них (горожанах), по две гривны от человека». И рече им Владимир: «пождите, пока вам куны сберуть, за месяц». И ждали месяц, не дал им; и сказали Варязи: «съльстил еси нами (обманул ты нас), да покажи ны путь (дозволь нам уйти) во Грекы». Он же рече им: «идете». И избра от них мужи добры и храбры и мудры», и раздал им грады; аи прочии же идоша в Грекы к Цесарьскому граду. И посла пред ними послы, говоря так цесарю: «се идут к тебе Варязи, не мози их держати в граде, чтобы снова не сотворили тебе зла в граде, как здесь сотворили, но растоце их разно (разьедени, рассредоточь), а сюда не пущаи ни единаго». Тем не менее, несмотря на то, что путь домой пролег для большинства варягов через Цареград, сведения о них дошли до скандинавии и попали в саги. А о более ранних скандинавах-варягах почему-то не дошли… Заметим, что лучших из наемников, наверное, наиболее смышленых, освоивших язык, показавших хорошие организационные качества, Владимир таки наградил – поставив их, видимо, наместниками или воеводами каких-то гарнизонов в крепостях – градах. Владимир не мог не знать тогдашний язык скандинавов – древненорвежский. Он одно время скрывался «за морем», и уже «из-за моря» вернулся с наемниками варягами.


Источник: http://partizandr.ru

  • Древняя Русь
  • Книги
  • Методики
  • Печать
  • Правители Руси
  • Православие
  • Шрифты
  • © 2004 Печатный-Двор.SU. Правила копирования | Контакты