Полюдье

Осев в пунктах, отстоящих друг от друга на сотни километров, варяги не утверждают своих сюзеренных прав, но образуют смешенную славяно-варяжскую аристократию (боярство), признавая старшинство тех, кто занимает Киев. Именно в Киеве формируются торговые караваны на Константинополь, описанные Константином Багрянородным.

9. О росах, отправляющихся с моноксилами из Росии в Константинополь>31-45<

[Да будет известно], что приходящие из внешней России в Константинополь моноксилы являются одни из Немограда (Новгорода), в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии, а другие из крепости Милиниски (Смоленск), из Телиуцы (Любеч), Чернигоги (Чернигов) и из Вусеграда (Вышгород). Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас. Славяне же, их пактиоты (pakton - и дань и договор, отражает отношения скорее типа руководитель - подчинённый, чем поработитель - порабощённый), кривитеины (кривичи), лендзанины (волыняне) и прочии Славинии - рубят в своих горах моноксилы во время зимы и, снарядив их, с наступлением весны, когда растает лёд вводят в находящиеся по соседству водоёмы. Так как эти [водоёмы] впадают в реку Днепр, то они из тамошних [мест] входят в эту самую реку и отправляются в Киову. Их вытаскивают для [оснастки] и продают росам. Росы же, купив одни эти долблёнки и разобрав свои старые моноксилы, переносят с тех на эти вёсла, уключины и прочее убранство... снаряжают их. И в июне месяце, двигаясь по реке Днепр, они спускаются в Витечеву, которая является крепостью-пактиотом росов, и, собравшись там в течение двух-трёх дней, пока соединятся все моноксилы, тогда отправляются в путь и спускаются по названной реке Днепр. Прежде всего они приходят к первому порогу, нарекаемому Эусспи, что означает по-росски и по-славянски "Не спи". Порог [этот] столь же узок, как пространство циканистрия, а посередине его имеются обрывистые высокие скалы, торчащие наподобие островков. Поэтому набегающая и приливающая к ним вода, низвергаясь оттуда вниз, издаёт громкий страшный гуд. Ввиду этого росы не осмеливаются проходить между скалами, но, причалив поблизости и высадив людей на сушу, а прочие вещи оставив в моноксилах, затем нагие, ощупывая своими ногами [дно, волокут их], чтобы не натолкнуться на какой-либо камень. Так они делают, одни у носа, другие посередине, а третьи у кормы, толкая [её] шестами, и с крайней осторожностью они минуют этот первый порог по изгибу берега реки. Когда они пройдут этот первый порог, то снова , забрав с суши прочих, отплывают и приходят к другому порогу, называемому по-русски Улворси, а по-славянски Островунипрах, что значит "Островок порога". Он подобен первому, тяжек и трудно проходим. И вновь, высадив людей, они проводят моноксилы, как прежде. Подобным же образом минуют они третий порог, называемый Геландри, что по-славянски означает "Шум порога", а затем так же - четвёртый порог, огромный, нарекаемый по росски Аифор, по славянски же Неасит, так как в камнях порога гнездятся пеликаны (неясыть - пеликан вторично, исходный: неасыть - ненасытный). Итак, у этого порога все причаливают к земле носами вперёд, с ними выходят назначенные для несения стражи мужи и удаляются. Они неусыпно несут стражу из-за пачинакитов (печенегов). А прочие, взяв вещи которые были у них в моноксилах , проводят рабов в цепях по суше на протяжении шести миль, пока не минуют порог. Затем так же они волоком, столкнув их в реку и внеся груз, входят сами и снова отплывают. Подступив же к пятому порогу, называемому по-росски - Варуфорс, а по славянски Вулнипрах, ибо он образует большую заводь , и переправив опять по излучинам реки свои моноксилы, как на первом и втором пороге, они достигают шестого порога, называемого по-росски Леанди, а по-славянски Веруци, что означает "Кипение воды", и преодолевают его подобным же образом. От него они отплывают к седьмому порогу, называемому по-росски Струкун, а по-славянски Напрези, что переводиться как "Малый порог".

Затем достигают так называемой переправы Крария, через которую переправляются херсониты, из Росии и пачинакиты на пути к Херсону. Эта переправа имеет ширину ипподрома, а длину с низу до того места, где высовываются подводные скалы - насколько пролетит стрела пустившего её отсюда дотуда. Ввиду чего к этому месту спускаются пачинакиты и воюют против росов. После того как пройдено это место, они достигаю острова Св. Григорий (Хортица). На этом остове они совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие - кусочками хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми. От этого острова росы не боятся пачинакита, пока не окажутся в реке Селина. Затем продвигаясь таким образом от [этого острова] до четырёх дней, они плывут, покуда не достигают залива реки, являющегося устьем, в котором лежит остров Св. Эферий. (Березань). Когда они достигают этого острова, то дают там себе отдых до двух-трёх дней. И снова переоснащают свои моноксилы всем тем, чего им не недостаёт: парусами, мачтами, кормилами, которые они доставили [с собой]. Так как устье реки является, как сказано, заливом и простирается плоть до моря, а в море лежит остров Св.Эферий, оттуда они отправляются к реке Днестр и, найдя там убежище, вновь там отдыхают. Когда же наступает благоприятная погода, отчалив, они приходят в реку, называемую Аспрос, и, подобным же образом отдохнувши там, снова отправляются в путь и приходят в Селину, в так называемый рукав реки Дунай. Пока они не минуют реку Селина, рядом с ними следуют пачинакиты. И если море, как это часто бывает, выбросят моноксил на сушу, то все [прочие] причаливают, чтобы вместе противостоять пачинакитам. От Селины же они не боятся никого, но, вступив в землю Болгарии, входят в устье Дуная. От Дуная они прибывают в Конопу, а от Конопы - в Констанцию ... к реке Варна; от Варны же приходят к реке Дичина. Всё это относится к земле Болгарии. От Дичины они достигают области Месемврии - тех мест, где завершается их мучительное и страшное, невыносимое и тяжёлое плаванье.

Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь месяц , тотчас их архонты выходят со всеми росами из Киава и отправляются в полюдия (poludia), что именуется "кружением", а именно - в Славинии вервианов (древляне - ошибочная "в" вместо "д"), другувитов (дреговичи), кривичей, севериев и прочих славян, которые являются пактиотами росов. Кормясь там в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лёд на реке Днепр, возвращаются в Киав. Потом так же, как было рассказано, взяв свои моноксилы, они оснащают [их] и отправляются в Романию.

Этот слишком сложно организованный и практически не дававший сбоев механизм полюдья и константинопольских караванов не мог бы так чётко функционировать, ни в случае насильственного подчинения славян пришлым варягам, ни в случае наёмной службы иностранных отрядов у киевских князей. В первом случае, варяги-русь находились бы в крайне невыгодном положении: всю зиму гоняются по лесам за своими данниками, распыляя боевые отряды по гигантской враждебной территории, а летом большая часть дружины вынуждена сопровождать караван в Византию, оставляя домен почти без гарнизона. Во втором случае, действия наёмников киевских князей по сбору дани неизбежно привели бы к конфликтам со славянской элитой других городов.

  • Дружина и город
    Установив свою власть в 862-864 годах в землях ильменских славян и их ...

Источник: http://oldru.narod.ru/

  • Древняя Русь
  • Книги
  • Методики
  • Печать
  • Правители Руси
  • Православие
  • Шрифты
  • © 2004 Печатный-Двор.SU. Правила копирования | Контакты